июня 26

Випассана. Часть 2

Тема: Личный опыт

Первый день курса невыносим

Мы приняли обет Благородного Молчания на все десять дней. Разговаривать разрешено только с менеджерами курса и ассистентом учителя. Тело, не привыкшее сидеть без движения отчаянно сопротивляется. Лозунг дня «Лапы ломит, хвост отваливается». Анапана-медитация проста до нельзя, и, тем не менее, сосредоточиться на дыхании практически невозможно, мысли налетают вихрем и уносят. Проходит много времени, прежде чем, я вспоминаю, что моя задача — сидеть и наблюдать.

Второй день немного легче первого

Постепенно растворяются подушки, коврики, скамейки и кресла для медитации, которые лежали у входа в зал. Каждые пять минут меня как магнитом манит проверить, сколько времени еще осталось сидеть. После обеда снимаю с руки часы и оставляю их в комнате, чтобы не было лишнего соблазна открыть глаза.

Странное дело, есть совсем не хочется, но я исправно хожу в столовую. Потому что это единственное развлечение.

Еще у меня есть маленькая брошюрка по випассане, мне кажется, что скоро я буду знать ее наизусть, кроме нее читать больше нечего. Каждую свободную минуту провожу в кровати – спать хочется постоянно. Весь день силюсь наблюдать воздух, который входит и выходит из моих ноздрей. Получается откровенно плохо. Где та кнопка, которая отключает «думалку»?

Третий день

Несмотря на то, что боли в теле почти отступили и грубые ощущения день ото дня все слабее, утренние медитации даются мне плохо. Я негодую. Как эта дурацкая Анапана мне поможет? Я совсем не могу сосредоточиться на дыхании. Только думаю, постоянно, непрерывно думаю. Чего я только уже не передумала за эти три дня. После завтрака мне снится странный сон, я вижу большинство женщин, к которым испытываю неприятные эмоции. Просыпаюсь в ярости и удивлении. Я крайне редко вижу сны. И тут до меня доходит «РАБОТАЕТ»! Да, таким очень нестандартным для меня способом Анапана работает. Я пробую, не теряя дыхания, осмыслить увиденное. Идея тупиковая. В конечном счете ухожу в мир беспочвенных фантазий и до конца дня не могу сосредоточиться на медитации.

Неожиданно без каких-либо усилий с моей стороны я начинаю думать на английском. Когда ассистент Учителя (он немец, отлично знает английский и ни слова по-русски) вызывает медитаторов и задает несложные вопросы об успехах в практике, я спокойно и уверенно общаюсь с ним на английском.

Четвертый день

После обеда Учитель дает Випассану. Я ненавижу и его и его гнусавый голос. Целый час нужно сидеть, не меняя позы, и только следовать его однообразным инструкциям. Когда этот бесконечный час истек (к слову, я все равно трижды сменила позу), я ТАК открываю глаза, у меня ТАКОЕ лицо, что девушка, сидящая рядом со мной, начинает смеяться.

Пятый день

КАК?! КАК я умудрилась вляпаться в ЭТО?! Вот почему я не могу в свой отпуск поехать как все нормальные люди на all inclusive?!

Во время медитации я плачу. Вообще я натура чувствительная, но над гибелью принцессы Дианы я плачу впервые за 14 лет со дня ее кончины.

Ближе к вечеру меня одолевают светлые планы на будущее, безумно хочется их записать, но ручки и блокноты запрещены на курсе. Желание нестерпимо, и я пишу карандашом для бровей на туалетной бумаге.

День шестой

Возможно самый важный для меня. Я снова плачу. Но не так тихонечко как вчера (да простит меня принцесса). Я реву навзрыд, практически в голос. Неожиданно во время медитации мозг выдает сцены из прошлого. Они как живые, а я думала, что забыла о них навсегда. Я вижу красивую женщину с короткими темными волосами. Я вспоминаю, как безумно она мне нравилась, как я хотела быть на нее похожей. И осознаю, как сильно она меня обидела. Я думала, что простила и отпустила ее. НИ ФИГА. Обида просто душит меня. Я выскакиваю из зала на солнце и пытаюсь успокоиться. Через несколько минут меня захлестывает радость: во-первых, из подсознания всплыло, то, что на самом деле мучило меня долгие годы, хотя я не признавалась себе в этом, во-вторых, это не единственный скелет в моем шкафу, а значит, я все смогу проработать! На подъеме возвращаюсь в зал. Но больше ничего серьезного не происходит. Мы невольны выбирать то, что нам предстоит проработать, подсознание само выдает информацию, и каждый раз это сюрприз.

Вечером я иду к ассистенту Учителя, чтобы обсудить мой сегодняшний опыт. Выясняется, что я повела себя в корне неверно. Что бы ни случилось во время медитации, какие бы эмоции не появились, им нельзя поддаваться, нужно продолжать наблюдать ощущения тела. А если хочется плакать – плачь, но пусть слезы текут как бы сами по себе, не нужно уходить в истерику.

День седьмой

Мне опять становится скучно, опять сложно сосредоточиться на медитации, но в целом чувствую себя легко и расслабленно. Хочется хранить состояние безмятежности долго-долго. Просматриваю свои планы, накаляканные на туалетной бумаге, и строю новые о том, как осуществить уже записанное.

День восьмой

Строго говоря, в Випассане неважны ощущения. Важно развивать ОСОЗНАННОСТЬ и УРАВНОВЕШЕННОСТЬ. Сегодня мне всего на несколько секунд удалось добиться состояния полного растворения. Мое тело превратилось в волновой поток, осталась только наблюдающая и осознающая часть меня. Корпоскулярно-волновой дуализм на собственном опыте, но и к тонким, приятным ощущениям во время медитации привязываться нельзя. Они, как и все в этом мире имеют природу НЕПОСТОЯНСТВА, они рождаются и умирают. Аничча, аничча, аничча…

День девятый

Мне снится кошмар — я опаздываю на самолет. Просыпаюсь за несколько минут до утреннего гонга в ПАНИКЕ. К большому сожалению, паника – одно из самых частых состояний моего сознания. Я укутываюсь одеялом, сажусь на постели и начинаю наблюдать. Нет, на этот раз я наблюдаю не эмоции, а ощущения, которые паника вызывает в моем теле. Я вновь и вновь сканирую себя, отмечая непрерывные изменения, и через несколько минут понимаю, что паника отступила. Я очень быстро вошла в спокойное, уравновешенное состояние.

День десятый

Сегодня после каждой Випассаны, мы выполняем Метту – мысленно делимся своим спокойствием и любовью со всем живым, прощаем своих обидчиков, просим прощения сами. Я приоткрываю глаза и вижу, что многие медитаторы плачут. Просить прощения и прощать – это непросто.

Снят обет молчания. Наша комната становится похожей на птичий базар. Мы молча поддерживали друг друга 10 долгих дней, теперь можем выразить все словами. Моя соседка Лера, сидевшая в зале передо мной, призналась, что в тот день, когда я ревела и хлюпала носом, она еле сдерживалась, чтобы не обернуться и сказать: «Еееее! Давай! Плачь, плачь, выплачь ЭТО все!!! У тебя получится!»

На последней лекции Учитель дает наставления на будущее. Работать над собой, медитировать нужно ежедневно. Конечно, в суетной жизни с ее проблемами и обязанностями это сделать трудно. Но теперь, пройдя полный курс Випассаны и на собственном опыте испытав ее благотворные эффекты, я знаю, что в любой сложной жизненной ситуации у меня есть свой «козырь в рукаве», и, что бы ни случилось, я буду помнить, что все в этом мире НЕПОСТОЯННО.

Аничча, аничча, аничча …

Опубликовано 26 Июн 2012 в 11:31. Тема: Личный опыт.